Сайт для бас гитаристов
Новости о бас гитаре Уроки для бас гитаристов Статьи на басовые темы Форум для бас гитаристов BassLife подкасты
 



BassLife Podcast №31 - Мастерская-лаборатория Артёма Кукаева

  • Мастерская-лаборатория Артёма Кукаева
  • Пьезозвукосниматели - особенности использования
  • Разговор о покраске инструмента - мифы и реальность
  • Гитарвиола - новый старый инструмент
  • Профессия музыканта в России

Артём Кукаев

 

 

Скачать BassLifePodcast-031.mp3 [21.96Mb] 30:30 мин

Подкаст на русском для музыкантов. Растекстовка

Alex: Привет друзья, с вами как всегда Alex, главный редактор сайта http://www.basslife.ru. Вы слушаете 31 выпуск BassLife Podcast. Сегодня я в подкасте снова не один, у меня есть гость, гость довольно интересный. Зовут его Артем.

Артем Кукаев: Добрый вечер.

Alex: Интересен он нам по нескольким причинам. Во-первых, как я понял, он бас-гитарист. Так ли это?

Артем Кукаев: От части, бас гитаристом был мой отец, Александр Кукаев и я как хобби это для себя оставил. О себе немного расскажу. Родился я в городе Пензе, окончил там музыкальное училище, поступил в Московскую консерваторию по классу альта, ее закончил. Там же аспирантуру и сейчас работаю в Российском Национальном Оркестре в группе Aldo Ft. Так получилось, что у нас с папой, как модно сейчас говорить бизнес, но я по-другому скажу, у нас лаборатория музыкальных инструментов электроакустического направления. Мы имеем два патента на это дело и стараемся по мере возможности это внедрять в наши массы.

Alex: Давай, наверное, тогда пару слов о бизнесе поговорим. То есть, ты говоришь, что у вас там музыкальная лаборатория. Вы занимаетесь вообще сзготовлением инструментов на заказ или это что-то для себя?

Артем Кукаев: Сначала было для себя несколько инструментов, я подготовил, первых струнных. В виде изучения, каких-то проб, экспериментов и прочего. И потом уже смотрю, сначала знакомые стали интересоваться…

Alex: Тоисть к вам можно придти и заказать какой-то инструмент?

Артем Кукаев: Запросто, на нашем сайте electroacoustics.ruесть форма контактов, можно связываться и задавать всякие вопросы, даже невообразимые на первый взгляд. Всегда ответим, всегда будем рады.

Alex: Я могу сейчас связаться и заказать изготовить бас-гитару из бамбука. Возьметесь за такое?

Артем Кукаев: Ну бамбук – это к китайцам ближе, сейчас их много в Москве. Я сразу же оговорюсь: основной материал – высушенный клен. Так получилось, что у меня дедушка работал в лесничестве в Леспромхозе. И получилось лет 25-30 лет назад первые заготовки этого дерева сделать. Клен считается одним из самых музыкальных на нашей средней полосе России по проводимости звука, по акустическим свойствам. И как-то попали в точку – пошло изготовление инструментов. Мой отец начал где-то с середины 80-х делать гитары со сквозными грифами, индивидуальной вставкой анкеров. На это был данный первый патент, так никто раньше не дела. В Советском Союзе это еще «авторское свидетельство» называлось. И потом, когда я уже остановился на струнном инструменте, на скрипке, а потом на альте. Мы попробовали сделать струнный инструмент с таким грифом.

Alex: Преимущественно вы изготавливаете из отечественного дерева?

Артем Кукаев: Да, из клена. Запасы пока у нас есть, идеи тоже. Это как-то обнадеживает. А еще поддержка музыкантов, которые всегда стараются идти на встречу и помогать всячески в исследованиях.

Alex: А если говорить о ваших патентах. Я нашел на вашем сайте какой-то интересный музыкальный инструмент. Это на него патент, да?

Артем Кукаев: Да, именно так, мы решили это широко дать понять, потому что это может быть и скрипка, и альт, и виолончель, и гитар-виола – наш новый инструмент, так как и соло и бас-гитара. В основе наших новых инструментов лежит колокольная камера, на нее, собственно, и был дан патент.

Alex: А что это такое?

Артем Кукаев: В корпусе инструмента, будь-то бас, скрипка, соло или гитар-виола, заложен контр-колокол. Это полость тщательно продуманной толщины (сейчас продуманы уже образцы), которая дает инструменту более живое звучание. В природном состоянии безо всяких технических вмешательств можно получить достаточно насыщенный звук.

Пьезосвукосниматели

Alex: Интересно. Я посмотрел на ваш сайт – вы широко используете, в том числе пьезозвукосниматели, да?

Артем Кукаев: Да

Alex: Слушатели, не так давно, спрашивали меня в чем смысл установки этих пьезозвукоснимателей, и стоит ли дополнительно на свою гитару к классическим электромагнитным датчикам поставить вот такую дополнительную примочку. Как ты считаешь?

Артем Кукаев: Ну конечно это расширит возможности музыкантов в творчестве. Много западных фирм так делают. Иногда с двумя выходами – отдельно магнит, отдельно пьеза, а иногда микшируют. Как правило, на более дорогих инструментах делают два выхода отдельно. Так как можно сделать стерео сигнал, и звук будет достаточно улетным. Опять же хотелось отметить по пьезодатчикам, так как очень многие на этом спекулируют. Цена самого пьезокристала достаточно невысока, если не сказать копеечная. И нужно выбирать возможность, смотреть по разным форумам, чтобы ориентироваться что пьезокристал никак не может стоить скажем 200 долларов. Здесь явно идет накрутка.

Alex: А можешь что-нибудь посоветовать как самому установить себе? Может готовые решения продаються?

Артем Кукаев: Мы используем корейские пьезокристалы, то есть, если выбирать между Китаем и Кореей, лучше отдавать предпочтение Кореи.

Alex: А фирму не подскажешь?

Артем Кукаев: Фирмы Soho, Artek. Достаточно грамотные фирмы. Мы с ними уже 10 лет работаем, напрямую идут поставки через пензинскую фирму Эмузин. Достаточно честные датчики. Их даже человек со средним техническим образованием может себя установить, если речь идет о акустике.

Alex: И все-таки, что это дает мне как бас гитаристу?

Артем Кукаев: Это даст более выраженный слэм, по высоким проработкам лучше, по высокой середине.

Alex: Ага, то есть для funk-а?

Артем Кукаев: Ну да, для fusion-а. Будет щелчок слышно лучше.

Alex: Я как раз не могу эти щелчки победить. Мне это, наверное, не надо.

Артем Кукаев: Да, здесь нужно избегать фанатизма, что бы это не переходило в какую-то идею фикс. У пьезо есть минус в том, что он скорее заводиться чем магнит. И надо быть очень аккуратным в местах скопления музыкальных инструментов, когда светомузыка присутствует. Надо более дифференцировано к этому подходить. Скорее подмешивать пьезо к магниту, а не наоборот.

Alex: Никогда бы не подумал, что он более чувствительный, ну хотя…Как я посмотрел на вашем сайте вы в основном используете магнитные датчики EMG, да?

Артем Кукаев: Ну да, скажем, на контрабасах это 100% себя оправдало.

Alex: А вообще много бас гитар-то делаете? Я так посмотрел, у вас там одна бас гитара сфотографирована со всех сторон.

Артем Кукаев: Это из последних, когда мы фотографировать уже научились. До этого, конечно, много было. А сейчас с басового семейства больше на контрабас идет уклон. Потому что там, во-первых, в мензуру больше идет. Скажем, мензура стандартная контрабасовая 1.08 – 1.04 м. Потом, там нет ладов…

Alex: …у баса тоже легко удаляются…

Артем Кукаев: EMG, вопреки расхожему мнению, что поставь на табуретку и зазвучит…

Alex: Нет, конечно.

Артем Кукаев: Может, отчасти, да. Но вот, скажем, в контрабасе мы используем колокольную камеру, о патенте на которую я говорил. И значительная разница, если ты ставишь EMG на цельнокорпусный инструмент, он там звучит как у обычная безладовая бас гитара, если мы говорим о контрабасе.

Alex: Про контрабас интересно. Ходил я тут недавно в филармонию, так удивило. Девушка играла на контрабасе и в качестве звукоснимателя там просто какой-то микрофон по-виду вроде даже как вокальный был.

Артем Кукаев: Вполне может быть если хорошо отстроить. Но опять же, микрофон на контрабасе будет заводиться. Там очень большая резонирующая площадь деки, это тоже большой минус.

Alex: А все таки, стандартные способы по озвучке контрабаса, они какие? Специальные пьезозвукосниматели?

Артем Кукаев: Да, лучше пьезозвукосниматели, которые становятся или под подставку или в прорезь. Это уже, как говорится, каждый сам должен выбрать.

Покраска инструментов

Alex: Еще один такой довольно частый вопрос, который я встречаю на разных форумах, он касается покраски инструментов. Существуют расхожие мнения: одни говорят, что можно красить хоть бы чем, другие говорят, что краска сильно сказывается на звуке. Вы как обладатели этой лаборатории, экспериментировали с лаками, красками?

Артем Кукаев: Мы остановились на мастике. Всех секретов, конечно, я не могу открыть…

Alex: Ну, это естественно.

Артем Кукаев: Начинали с итальянских лаков, папе удалось несколько канистр приобрести. И вот, сейчас, на обычной пропитке

Alex: А можно заведомо сказать? Если я великий художник, возьму аэрограф, пойду куплю автомобильной краски и на свой бас что-то нанесу. Он от этого станет звучать хуже?

Артем Кукаев: Я думаю это достаточно сомнительное утверждение. Потому что, даже миф о покраске скрипок Страдивари, которому уже больше 300 лет, себя ничем не подтвердил. Искали секрет лаков Страдиварии, а оказалось, что это обычный пиар-ход или что-то вроде этого. А уж если речь идет о цельнокорпусных инструментах, там покраска играет тысячную долю процента и то, навряд. Самое главное сделать грунтовку, чтобы не было открытых мест, и дерево не впитывало влагу. Потому что древесные капиляры наполняются влагой и это служит сурдиной.

Alex: В принципе, в домашних условиях инструмент реально покрасить, а потом покрыть лаком?

Артем Кукаев: Я думаю вполне, только для этого надо хотя бы респиратором обзавестись.

Alex: И прямые руки, да? Артем Кукаев Да, и прямые руки, и потренироваться сначала на чем-нибудь.

Alex: Просто я видел не один инструмент жестоко угробленный фанатами и художниками.

Артем Кукаев: Многие наоборот таким предпочтения отдают, так как они более эпатажно смотрятся. Почему бы и нет, все это дело вкуса и места, где это будет воспринимается.

Alex: У меня жена красила маркером скрипку в черный цвет. Воспринимается она достаточно эпатажно с тех пор.

Артем Кукаев: Еще если можно, я о нашей новой технологии расскажу, о колокольной камере. Несколько позиций который можно на сайте прочесть и я могу устно выразить. Здесь идет природное начало звука, достаточно ровный баланс между крайними струнами на всем диапазоне звучания; исключение «волчков» - западания нот, неровность текстуры звучания.

Alex: Стоп, давай здесь поподробнее. Я чувствую, что многие слушатели, среди которых есть начинающие музыканты, просто впадут в ступор, услышав слова «волчок» и «западание нот».

Артем Кукаев: Я синоним привел.

Alex: Желательно человечьим языком…

Артем Кукаев: Слово «волчок» применяется в струнной практике. Идет гамма, и на какой-то ноте инструмент начинает звучать в несколько раз тише, это называется «волчок».

Alex: Все, я думаю всем понятно, что это такое.

Артем Кукаев: И наша колокольная камера в этом плане очень сильно выручает.

Alex: Звук получается более компрессированным, что ли.

Артем Кукаев: Это компрессия, причем природная. Как правило, это отмечают музыканты, которые от души идут, а не каких-то технических воззрений. Что вот поставь примочку, вытяни, и все будет очень хорошо.

Alex: Ну почему же нет. Тут, наверное, однозначного ответа быть не может.

Артем Кукаев: Ну да, смотря для каких целей используется. Но природное начало звука – это уже наше.

Alex: Это уже ваш бренд, фишка, слоган вашей фирмы. Вы позиционируете себя как близких к природе.

Артем Кукаев: Да, когда звучит наша электроскрипка, люди за стенкой не могут определить это звучит акустика с микрофоном и пьезо, или все таки электроинструмент. Так как присутствует насыщенность обертонов. Это, главным образом касается скрипки и виолончели. Так как сейчас мы упор делаем на струнные и смычковые инструменты.

Как делаются инструменты

Alex: А как работает ваша мастерская? По заказу или у вас есть инструменты, которые вы распространяете.

Артем Кукаев: У нас есть демо-инструменты, они у меня в Москве находятся. И идет работа, начнем с того, что это ручная робота с минимальным применением каких-то техногенных станков и прочего.

Alex: То есть, роботы на вас не пашут?

Артем Кукаев: Пока нет, слава Богу. У нас родилась есть идея, не знаю как она оправдана, что когда идет контакт рук, а не металла, энергетика и мысли, безусловно, впитываются, работают в контакте – результат тогда намного лучше получается.

Alex: Я по профессии физик, и могу здорово поспорить – тут все таки общих точек не найдем про руки и контакт. Скорее какой-то хаос привносите неодинаковостью инструментов.

Артем Кукаев: Ну не знаю, когда все на станках шпарят, потом плавно грифы загибаются. Это я сейчас говорю о наших китайских друзьях.

Alex: Ну это наши китайские друзья, у них материал очень «хороший» и линии контроля те еще. А вообще кто там звукосниматели мотал EMG или SEYMOUR DUNCAN?

Артем Кукаев: По крайней мере, EMG все в Штатах делают, они китайцам пока не сдались.

Alex: Была байка, что они, чтобы эмулировать этих тетенек-мотальщиц, которые катушки наматывали на звукосниматели…

Артем Кукаев: …которые болтали, чтобы засечки делать. Это у Fender была такая фишка. Не знаю, правда или нет.

Alex: Я слышал, что число витков вносит в процесс колебания, чтобы звукосниматели были именно уникальными. Да и насколько это хорошо? Это уже высший пилотаж, инструменты уже высшего уровня.

Артем Кукаев: Да, опять же время привносит, инструменты разыгрываются. Если хороший инструмент, будь то струнный, смычковый, гитара или бас, со временем как напиток настаивается, соответственно цена тоже…

Alex: А вот как профессионал, скажи, есть ли потолок жизни у инструмента?

Артем Кукаев: Я думаю, нет. Каждый новый игрок создает новые образы, привносит что-то свое и инструмент, безусловно, насыщается, если грамотно к нему относится. Это такое же живое существо.

Alex: Через сколько лет после выпуска по твоим личным впечатлениям и ощущениям инструмент начинает звучать в полную силу?

Артем Кукаев: Это зависит от отношения к нему. Если брать безладовый инструмент, безусловно, очень большую роль играет «чистая» игра. Когда ты попадаешь в 100 из 100 в ноту, звучание чистое, обертоны насыщают корпус. Влияет, если фраза строится с душой. Плюс, от просушки дерева тоже очень многое зависит. Скажем, мы, в нашей мастерской, поэтапно этим делом занимаемся. Сначала на улице дерево лежит лет 5-6, потом в прихожей, в подвале, и потом уже в доме за печкой, за старой русской печкой.

Alex: Значит у вас дерево лет 10 валяется, прежде чем вы его пускаете в ход?

Артем Кукаев: Больше, больше. Я говорю, первый клен больше 25 лет назад был заготовлен. Часть его мы используем на более дорогие модели. Основной массив был заготовлен вначале 90-х.

Стоимость инструментов

Alex: Пока не забыл о дорогих моделях. А стоят ваши услуги сколько?

Артем Кукаев: Начнем с того, что у нас не коммерция, а лаборатория, как на сайте обозначено.

Alex: Мне кажется ты лукавишь тут. У вас основной доход откуда идет? Не из вашей этой фирмы-лаборатории? На жизнь вы чем зарабатываете?

Артем Кукаев: Начнем с того, что я в оркестре работаю, Российском Национальном, который по рейтингу в 15 лучших оркестров мира входит. И оттуда идет больший заработок и опыт, который влияет на разработку инструментов. Работа с лучшими вокалистами и инструменталистами выстраивает понятие работы звука, а это помогает в конструировании инструментов.

Alex: Понятно, но с маркетинговой точки зрения, ты сейчас тут какие-то безумства наговорил. Вы хорошие, замечательные люди, и делаете, наверное, хорошие инструменты, но информации никакой так и не донесли.

Артем Кукаев: Информация такая: мы не собираемся продавать по очень низкой китайской цене, но и с брендовыми моделями, которые имеют имя и репутацию, тоже без толку соревноваться. Мы занимаем где-то среднюю нишу между ширпотребом и такими, как Yamaha, Warwick и прочие. Скажем, электроконтрабас без системы у нас стоит сейчас 50000.

Alex: Интересно, по сравнению с германскими, которые я недавно смотрел…

Артем Кукаев: Да, скажем контрабас Warwick 120000 стоит. Но это в России, можно, наверное, где-то и б\у и дешевле, кто во что горазд.

Alex: А бас гитара?

Артем Кукаев: Бас гитара где-то 1000 долларов будет стоить. Но опять же, все упирается в комплектацию, в желание заказчика, в форму, концепцию, очень много частностей.

Alex: А у вас нет своей фирменной формы? Все заказы индивидуальные идут?

Артем Кукаев: Форма струнно-смычковых инструментов обусловлена колокольно-камерным корпусом, примерно одинаковым по контурам колокола. Для бас и соло гитары существует наша запатентованная форма, многим кажется более нордической, большинству хочется более округлостей, скажем, фалосообразной формы.

Alex: Я бас гитару посмотрел, она мне, в принципе, очень понравилась по форме. Инструмент создает впечатления, с одной стороны силы, с другой стороны он немножко грубоват, по форме. Может тут еще окраска свое внесла.

Артем Кукаев: Может быть, да. Текстура дерева проглядывается.

Alex: А вы прозрачные делаете?

Артем Кукаев: Этот заказ был изготовлен, и кода заказчик посмотрел на текстуру дерева, сказал «Зачем красить ее тупо красным цветом, которым обычно закрашивают изделия из прессованного картона». Если есть природность, то это все равно, что закрашивать красивую девушку, накладывая 10 кг маникюра.

Заказ инструментов и Гитар-виола

Alex: Вы вообще в Москве физически располагаетесь?

Артем Кукаев: Инструменты делаются в Пензе большей частью, в Москве у меня маленький филиальчик – пару напильников, да тиски. Это я образно говорю. В основном в Москве клиентура идет, заказы у нас всегда есть. Инструменты, то есть корпуса, грифы уже отдельно по заказу доделываются.

Alex: А очереди у вас есть? Если я музыкант, прослушав этот подкаст, воодушевился тем, что вы можете сделать отличный инструмент, звоню вам, а там уже все на год вперед расписано. Или такого не бывает?

Артем Кукаев: На год, не на год, а на более новые инструменты как гитар-виола (это смесь гитары и виолончели)...

Alex: Давайте прямо сейчас пустим сэмпл, чтобы прояснить зрителям что же это за инструмент. Слушаем…

Артем Кукаев: О гитар-виоле я доскажу. Это не мы его выдумали, это средневековый инструмент. Гитарист может брать смычок, и благодаря радиусу, который включен в инструмент, смело осваивать еще и кантилены и аккордовые моменты с помощью смычка.

Alex: Это электрический инструмент?

Артем Кукаев: Да, электроакустический, также оснащен колокольной камерой и пьезосистемой фирмы Artek.

Alex: Понятно, интересный вообще инструмент. Я как-то даже растерялся, когда зашел на сайт. Я даже раньше не подозревал, что такие интересные вещи существуют. Я довольно далек от классической музыки.

Артем Кукаев: Опять таки по гитар-виоле, это не мы выдумали. Один человек из Екатеринбурга дал мне ссылку на один зарубежный сайт. Сейчас даже не помню, кажется там один канадец пытался возродить этот инструмент. И он предложил взять за основу этот старый образец, но скомбинировать с нашей колокольной камерой, послушав наши гитары. Он к нам обратился, и первый результат получился пригожим для игры, и оправдал себя.

Alex: А вообще вы можете перечислить известные коллективы или музыкантов, которые используют ваши инструменты, чтобы наши слушатели смогли скачать музыкальные альбомыи составить представление о Ваших инструментах?

Артем Кукаев: Основной состав у нас контрабасовый – это Антон Давидянц, небезызвестный басист. Не в обиду я скажу, многим играющим ребятам я отослал агитку, ну прямо скажу, я спамом занимаюсь.

Alex: Нет, нет признавайся.

Артем Кукаев: Хорошо. Предлагаю создание электроакустического контрабаса. Буквально на следующий день встретились, все обговорили, не тянули кота ни за какие места. Все достаточно прямо, и достаточно быстро – через 2 месяца я подготовил инструменты для ребят, по-моему, до сих пор довольны. Мы общаемся, какие-то модернизации делаю. Например, Антон недавно попросил сделать разметку, потому что он как басист на безладовом инструменте, должен ориентироваться по точкам.

Alex: А вообще долго изготавливается?

Артем Кукаев: На контрабас где-то полгода уходит, при условии, что есть заготовки.

Alex: Да, небыстрое дело.

Артем Кукаев: Ну, я говорю – ручная робота и все под контролем.

Alex: Здесь наверно действительно больше для души.

Артем Кукаев: Да сделали инструмент, а у него, скажем, гриф «пошел». Поэтому стоит отметить еще один очень важный момент. Когда мы наблюдаем за древесиной, и если она показывает себя с нехорошей стороны, она сразу идет в печку, на обогрев более новых деталей.

Как выбрать инструмент

Alex: А можешь посоветовать на что стоит обращать внимание при покупке инструментов именно в плане дерева, если фактуру дерева видно?

Артем Кукаев: Сложный вопрос, это вопрос времени, пока ты на нем не проиграешь месяц –два-полгода – ты ничего не поймешь. Если конечно, заведомо известно, что это не гнутая палка. То есть обычно они себя в процессе начинают показывать. Репутация для мастера должна быть прежде всего, а потом уже жажда наживы и меркантильность.

Alex: Ну если честно, мастеров у нас по стране особо и не видно. За рубежом есть эта знаменитая ежегодная выставка, где все пытаются показать себя. А у нас, в России есть что-то подобное?

Артем Кукаев: У нас как раз в этом основная проблема. Ну есть выставка в Сокольниках, каждую осень проводится. Но пока у меня времени не было.

Alex: Я думаю, нет ничего сложного туда попасть.

Артем Кукаев: Будем стараться, может на следующий год что-то получиться. Может не один, а в составе другой фирмы. Например, «Эмузин» – очень хорошая фирма, это не реклама.

Alex:Сейчас в тебя полетят просто тонны помидор от поклонников струн «Эмузин», которые у нас тут в магазинах везде представлены. По-моему, репутация у этой фирмы загублена на века.

Артем Кукаев: Я понял, но я не струны имел в виду.

Alex: Ну какая разница. Все равно, человек, прежде всего, с ними сталкивается.

Артем Кукаев: Может это просто Эмузин, сейчас, мы на нашу гитар-виолу ставим струны, которые разработаны Юрием Щеткиным, нашим пензинским джаз-гитаристом. Никаких нареканий, и в соотношении цены и качества с плоской обмоткой струны прекрасно себя показывают.

Alex: С плоской обмоткой еще и поискать надо.

Артем Кукаев: Да, это редкость, а для смычковых инструментов – это первый залог, обмотка должна быть плоской.

Alex: Ухты, для меня это сейчас откровение. На ваших смычковых инструментах тоже железные струны, да?

Артем Кукаев: Да, на гитар-виоле железные струны.

Alex: А что там за смычок тогда?

Артем Кукаев: Обычный смычок с конскими волосами. Обмотка бывает из вольфрама или стальная.

Alex: Понятно, и что он прям цепляется хорошо.

Артем Кукаев: Цепляется, да. Но условие – не играть пальцами в той зоне, где ходит смычок. То есть, играть ближе к 24 ладу, чтобы ближе не засаливалась очень важная составляющая. Для смычка важно, чтобы была канифоль и чистые струны. Брать с собой спирт, чтобы струны протирать – это не большая проблема в среде музыкантов.

Alex: Я думаю каждый второй так делает.

Артем Кукаев: Может быть и первый. Ну и еще имена, одним из последних у нас брал инструмент Сергей Соловьев. Он сам пишет, аранжирует музыку. Группа у него называется Travellers.

Alex: Я думаю, мы поставим ссылку в комментариях к подкасту, чтобы люди послушали. Я, честно говоря, не слышало такой группе.

Артем Кукаев: У них стиль jazz-fusion, ближе к funk-у. Сейчас все более модными становятся эти течения. Я сам предпочитаю музыку конца 70-х. Она всегда звучит у нас в мастерской. Путь в профессию

Alex: Может расскажешь о том как ты пришел к профессии классического, консерваторского музыканта?

Артем Кукаев: Большинство музыкантов выросли из ребятишек, которые никогда не видели улицы в детстве, не гоняли мяч, а стояли в углу и скрипели. Очень редко бывает, когда на человека находит озарение в 15-16 лет, и он сразу берет инструмент, и у него все получается. В первую очередь, должно все от души идти, от желания.

Alex: То есть, по возрасту «порог входа» достаточно низок?

Артем Кукаев: Да, ссылаясь на смычково-струнные инструменты, которые мне ближе – скрипка, альт, виолончель, контрабас, для них, конечно, надо в детстве базу закладывать.

Alex: У меня сейчас складывается мнение, что сформировавшемуся человеку не нужны эти школы, институты, он может все сам. Может ли человек, минуя музыкальную школу, сразу поступить в училище и пойти по этой жизненной траектории? Или обязательно нужно с низов начинать?

Артем Кукаев: Это очень во многом зависит от желания, задатков, даже от комплекции. У пухлых ребятишек со смычковыми более быстрее получается, чем у костлявых. Это даже прописано в наших «скрипичных библиях», таким просто даешь смычок и скрипку и все «пошло». В консерватории идет больше не учение, там все учатся друг у друга в процессе творчества.

Alex: А после консерватории куда пути-дороги лежат?

Артем Кукаев: Многие идут в музыкальные школы, кто-то в бизнес, потому как нищенские зарплаты. К сожалению, у нас в стране такая система, что с преподавательством очень сложно устроится в жизни.

Alex: То есть, в профессии мало остается. Как-то грустно.

Артем Кукаев: Да, поэтому нужно делать выводы – если вы решили заниматься музыкой, идите до конца и будьте 100% музыкантом.

Alex: Пашешь 10-15 лет, а потом получается, что это все только для души. Рутинная жизнь музыканта

Alex: Я не представляю, как устроена вся эта кухня, расскажите как устроен ваш рабочий день. Зрителю виден только маленький кусочек вашей жизни – пик работы, а вот стандартный день, он какой?

Артем Кукаев: Стандартный день для многих кажется рутинным, это зависит от дирижеров и от солистов, с которыми мы работаем. Обычно 4-х часовой рабочий день: ставятся ноты, штрихи, обсуждается концепция произведения. Оркестр состоит приблизительно из 100 человек, зависимо от программы – струнно-смычковые, духовые, ударные.

Alex: И вы все вместе сидите 4 часа, обсуждаете и занимаетесь или поговорили и разбежались по норкам?

Артем Кукаев: Находим общую концепцию с дирижером. Иногда дирижеры засранцы бывают, иногда нормальные ребята, с ними легко договорится.

Alex: Но дома, наверное, тоже приходится потеть?

Артем Кукаев: Да, это прописано в нашем кодексе, что домашние занятия тоже должны быть, чтобы не терять квалификацию.

Alex: Нужно еще уметь заставлять себя заниматься не на рабочем месте.

Артем Кукаев: Да, хорошо если есть еще какая-то отдушина – или хобби, или вторая профессия. Скажем, у нас есть инструменты, потому что когда заканчиваешь инструмент, он все равно не похож на предыдущий. Это можно, в какой-то мере, сравнить с рождением ребенка.

Alex: На этом сегодня будем заканчивать. На мой взгляд, получился довольно интересный, живой выпуск. С нами был Артем. Ребята, всем пока, надеюсь услышимся через неделю.

Артем Кукаев: Всем пока.


Youtube VK Twitter






Архив BassLife Podcast 1-36 выпуски
41 выпуск одним файлом [602Mb]

Лицензия

Подписаться

Rambler's Top100